Батальонный «живопи́сец».

Автор
Опубликовано: 69 дней назад (10 апреля 2024)
0
Голосов: 0
Армейские зарисовки.

Батальонный «живопи́сец».

У штрафников один закон, один конец —
Коли-руби фашистского бродягу,
И если не поймаешь в грудь свинец —
Медаль на грудь поймаешь за отвагу.
(В. Высоцкий)

При́быв в полк связи при штабе Морской авиации Балтийского Флота, впервые познакомился с местными «дедами». Справедливости ради нужно сказать, что «дедовщина» в части была очень и очень уме́ренной. Мордобо́я между военнослужащими практически не наблюдалось. Но была одна особенность, в наше подразделение попадали только те, кто уже отслужил полгода, т.е. прошёл учебку ВМФ. Следовательно, мы оказались в батальоне самым младшим при́зывом.
Почти сразу по прибытию в часть нас, молодых воинов, построил замполит батальона. Он задал нам простой и очень важный для меня вопрос: «Есть ли среди вас, товарищи матросы, худ-о-…?». Не успев окончить начатое предложение, получил досро́чный ответ: «Есть!!!». Я тогда еще не подозревал, что во мне погибает талант «живопи́сца», т.к. в средней школе я всегда рисовал на слабую троечку. Однако это не помешало мне сделать единственно правильный выбор. Счастью замполита не было предела. Почти сразу после построения он привел меня в маленькую уютную «Ленинскую комнату», где торжественно вручил будущему батальонному художнику рулон ва́тмана, тушь и плакатные перья, а также текст первого в моей жизни художественного произведения. Тем, кому посчастливилось видеть фильм «Двенадцать стульев» ничего объяснять не нужно. Моё первое произведение искусства очень напоминало плакат работы знаменитого Остапа Бендера - «Се́ятель», с той лишь разницей, что за авангардную живопись в армии с пароходов не списывают, и с дово́льствия не снимают. Замполит, увидев моё тво́рчество немного расстроился, но не отчаялся, ведь на безрыбье и рак рыба. Пришлось ему смири́ться, и позволить мне писать плакаты так, как это видит не понятый дилета́нтами художник - сюрреалист. Замполит, конечно, не прогада́л. Благодаря моему каллиграфическому почерку, смекалке и изобретённым мною подручным средствам третий плакат выглядел очень даже прилично. Дальше, лучше и лучше. Через месяц написанными мною плакатами можно было любоваться. И опять начались тяжелые будни творческой армейской жизни. Когда все нормальные воины, изнывая от жары и жажды, печа́тали свой шаг по пла́цу, находящемуся под окнами «Ленинский комнаты», я бился там в творческих муках под её тенистыми сводами. Очень большой популярностью пользовался у замполита плакат под загла́вием «Они тянут батальон назад», где черным по белому на первом месте всегда числилась фамилия живопи́сца. Го́рюшка со мной хлебнули не только местные «дедушки», но и мои отцы-командиры. Однако те и другие уважали меня за стойкость характера (спасибо за это старшине группы С-43 ТМУРП Виктору М.). Оглядываясь на прожитые годы, готов поклони́тся в ноги каждому из моих отцов-командиров, начиная от старшины роты до командира полка. Все без исключения были настоящими мужиками. Есть ли сейчас такие командиры? Думаю - есть.

PS.

Но история на этом не закончилась. Вернувшись из армии и женившись на студентке второго курса Ярославского политехнического института, а затем перешедшей по переводу в Рыбинский авиационно-технологический институт (РАТИ), я получил предложение от её Рыбинского декана писать для указанного института плакаты на различные темы. За три-четыре плаката, которые я свободно писал за один день, институт платил мне 50 рублей. Месячная зарплата инженера в то время составляла 120 руб. От заказов не было отбоя. Спасибо родной мореходке, научила выживать в любых условиях и зарабатывать на кусок хлеба самым неожиданным способом.
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!